Автор рассказов и действующий великолепный юрист — Руслана Бортник отмечает славную дату.

 23 октября два года назад Руслана Бортник сделала свою первую публикацию, поздравляем Автора с этой датой и представляем нашим читателям эссе Русланы:

МИРОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ.

Мы встретились взглядами, когда, прогуливаясь перед новым годом с подругой, остановились у «Гостинки» сфотографироваться на фоне праздничного тюнинга. Он тоже был в компании друга, и они тоже искали удачный ракурс для фото. Мы даже перебросились парой шутливых фраз на тему позирования. Сразу возникла мысль, что было бы неплохо познакомиться и протусить этот вечер вместе.

Однако, инициативы не последовало, и мы двинулись дальше в сторону легендарной Рубинштейна. Обилие злачных мест, где можно с лихвой забыть о течении времени и надолго потеряться, дегустируя напитки в разных точках этой культовой улицы, неизменно манило в поисках ярких впечатлений. А поскольку, моя подруга из числа приезжих, то эта улица в моей программе просто must have ore must to visit, как сейчас модно говорить.

Пересекая Фонтанку по Аничковому мосту, мы снова затормозили, завороженные картинкой новогодних инсталяций. Вот тут-то нас и настигло предложение заглянуть в бар с прекрасным названием «География» от тех самых молодых людей. «Yes!» — торжественно промелькнуло в голове. Мы познакомились.

Один из них был просто необычайно эрудирован и знал про архитектуру и историю зданий, мимо которых мы проходили, казалось всё. Меня это сразу подкупило. Я поняла, что скучать нам не придётся, а тем более под легендарный коктейль «Тройка», который с большим знанием дела, наш «историк» заказал на всю компанию.

Второй (чей взгляд меня и зацепил) был довольно молчалив, и даже, слегка застенчив. В его редких фразах сквозила какая-то вселенская тоска том, что он не так хорош и привлекателен как его друг. Я принимала это за кокетство, ведь чисто внешне он мне импонировал гораздо больше, нежели его товариш. Да, и был это тот самый типаж, который относится к категории людей с непревзойденным чувством юмора. Каждая фраза у них, сказанная совершенно невозмутимо, и даже небрежно, просто образчик иронии, пример глубокого острого ума. Все вокруг умирают от хохота, а они словно не понимают, отчего же, ибо им совершенно естественно так излагать мысли. Я таких просто обожаю!

Когда официант принёс бокалы с «Тройкой» наш эрудит вступил с ним в дискуссию о правильной подаче именно этого «коктейля». Он настаивал на том, что каждый ингредиент подается в отдельном шоте: абсент, джин и

водка. Это всё быстро друг за другом выпиваются в определенной последовательности и непременно закусывается лимончиком. Ибо, мол, только так соблюдается традиция подачи и употребления.

Ах, как же я люблю такие моменты! Нет, не споры с официантами, а точки расширения личных горизонтов! Первый заход мы употребили как было подано, а вот второй – по традиции. И это действительно зашло совершенно иначе! Поскольку, мы выразили щенячий восторг от всего происходящего, «Тройку» принесли ещё раз…и ещё…несколько раз. А потом под поток философско-юмористических сюжетов, красноречиво подаваемых одним из наших собеседников, мы решили продолжать расширять «географические» горизонты, правда, уже не помню чем.

Между тем, застенчивый друг, личный градус которого был значительно выше нашего (возможно в силу неопытности, ибо они шли с новогоднего корпоратива их научно-исследовательского института) практически молчал и в упор смотрел на меня печальными глазами, в которых читалась заранее приписанное себе фиаско в попытке вызвать во мне чувственный интерес к нему.

Пока очередные порции алкоголя сменяли друг друга, мы многое узнали об этих научных сотрудниках. Один коренной петербуржец (ну вы догадались кто), а второй – с тоской в глазах – вот уже как 20 лет приехал в Питер из Новосибирска, в котором остались родители и младшая сестра с семьёй. Они дружили ещё со студенчества, хотя постоянно негласно соперничали, пытаясь самоутвердиться перед друг другом.

В какой-то момент мы решили сменить локацию, чтобы поесть чего-нибудь горячего. Весьма нестойкой походкой выкатились на улицу и машинально свернули направо в сторону моего любимого места с экзотическим названием «Теура». Там всегда вкусно пахнет кальяном, интерьер богат витражами, светильниками и торшерами в стиле Тиффани, живописными полотнами о Фриде Кало.

По дороге печального друга мы потеряли. Но поняли это не сразу. Правда, сил выяснять что и как уже не было, и мы приняли это как данность. Гульба завершилась глубоко в ночи, нас на такси доставили по адресу, на прощанье мы почему-то говорили о сексе, потом начали строить планы на совместное празднование нового года (что было, разумеется, совершенно странным, ибо самый стойкий из мужчин был глубоко женат и обременён чуть ли не тремя детьми). Номерами телефонов всё-таки зачем-то обменялись и расстались, хохоча над аником, рассказанным научным сотрудником на ход ноги. Ах, да!

И как-то смутно отложилось, что пропавший товарищ таки звонил и просил друга узнать мой номер телефона.

Март. Мимозовый тайфун уже прошёл, но шлейфом тянулись поздравления и винные посиделки. После позднего возвращения с одной из них, я мирно прилегла даже не смыв макияж. Раздался телефонный звонок с незнакомого номера. Машинально ответила и услышала на том конце провода имя того самого принца печального образа. Не мало удивилась, приободрилась, можно даже сказать возбудилась. Его предложение мне показалось весьма смелым, если учитывать его прошлое упадническое настроение. Мол поедем, красотка, кататься, давно я тебя…возжелал! Я мол, уже и букет по случаю прикупил, поэтому отказ не принимается.

Я в полном изумлении от этого приступа дерзости, даже не успела возразить, как начала диктовать адрес. Минут через сорок получив сообщение, спустилась и увидела у подъезда чёрный очкастый мэрс. Молодой человек приоткрыл дверцу и достал шикарный букет. Я люблю такие букеты, когда они собраны из разных цветов в стиле «а ля прованс».

Вот это, даааа! Обалдевшая и одновременно, вглядывающаяся в его лицо, я нырнула в салон на мягкое кресло старого «мерина». Он предложил прокатиться по ночному городу, что вполне соответствовало моему вкусу. Люблю я города в ночи.

У меня плохая память на имена, но очень хорошая на лица. Хоть и прошло чуть больше двух месяцев с той ночи, мне казалось я узнаю его сразу. Но в этот раз на нём не было очков и это сбивало меня с толку. «Надо же, как может это влиять на облик…», — я вроде его и узнаю, и не узнаю одновременно. Чувство недоумения нарастало… хотя ну в чём бы тут было дело?

В конце концов, его же зовут Дима. Он уже успел вскользь с юморком упомянуть нашу прошлую встречу, спросить про коллегу (она же подруга, а обе мы — юристы). Я в свою очередь спросила по родителей, про сестру в Новосибирске, даже решила переспросить про количество лет проведённых в Питере (типо подзабыла). Всё совпадает. Но меня не оставляет мысль, что я его напрочь не узнаю, а признаться как-то неловко. Мы, конечно, тогда не мало накатили «тройки», но мне казалось, я очень хорошо запомнила его лицо, ведь он сидел напротив. Тем временем, сделав круг от Синатской набережной до Смольненской, взяли курс через мост Александра Невского в сторону моего дома. Он рассказывал про свою любовь к Петербургу, про увлечение сигарами, про грядущее расставание с мэрсом (решил его продать) и про грусть в связи с этим, про то что постоянно думал обо мне с тех пор, но

не решался позвонить. Мы сошлись в музыкальных предпочтениях (а для меня это один из ключевых моментов в возникновении симпатии). Всё было так душевно, глубоко и романтично. Мы то приближались, то отдалялись от темы близости. Подойдя вплотную и намекая на свои желания, он вполне в своём духе как-то резко бросал тему и переводил разговор.

Пока он рассказывал очередной анекдот, мы пролетели левый поворот к дому и решили доехать до КАД, а там и развернуться. По пути я пустилась в сентиментальные воспоминания по временам, когда сама водила авто, отметила, что мне так нравятся эти очкастые мерседесы, и что я так соскучилась по процессу вождения, ведь не сидела за рулём уже лет шесть-семь.

Тут он неожиданно предложил мне пересесть на его место и порулить!

«Да ладно! Серьёзно??!» — я не верила в происходящее. Это подкупило меня, я чуть не захлопала в ладоши в детском восторге. И согласилась! Мы припарковались у магазинчика недалеко от жилого комплекса, поменялись местами. Я по старой привычке отрегулировала кресло, зеркало заднего вида, пристегнулась, проверила нейтралку, повернула ключ зажигания и поставила стопы на педали сцепления и акселератора. Поняла, что механическая память очень сильна, ибо тело само стало управлять движениями ног и рук, чтобы плавно тронуться с места. С кличем победы я тихим ходом проехалась по дорожкам вдоль домов, обалдевая от того как удавалось сто лет спустя управлять чужим автомобилем и чувствовать его габариты.

Его безбашенность была очевидной! В тихом омуте… как говорится, скрывается способность к разрыву шаблонов.

При этом он комплиментил мои действия и не верил, что я давно не сидела за рулём… Всё это не много отвлекало меня от навязчивого, как стук дятла, вопроса: а тот ли это Дима?

Иногда он говорил что-то такое, что наталкивало меня на мысль, что это не тот Дима. Ну а какой тогда!? Я никак не решалась прояснить это и в лоб заявить о своём когнитивном дисонансе, ибо это казалось совершенно бессмысленным, ведь я не знала никаких других Дим!

Сделав несколько кругов, решили выезжать на большую дорогу и снова поменяться местами. Обходя автомобиль, мы пересеклись у капота, и он прихватил меня за талию, прижал и крепким поцелуем выразил всю накатившую на него страсть. Я ответила взаимностью, мгновенно вспыхнув сама. Он ослабил объятия и с невозмутимым видом заметил: ну вот… совсем другое дело! А то сидела тогда в офисе как снежная королева…

В офисе???!!! В смысле?? Два последних удара дятла были вырубающими сознание. Меня окончательно накрыло моё, до этого пульсирующее, недоумение. Глаза, как сказал классик, зеркало души. Так вот я представляю, что в этот момент мог увидеть в моём безумном взгляде мой застенчивый обожатель.

Вся жизнь пронеслась в один миг, как бывает, когда ты стоишь перед смертельной опасностью или летишь с высоты с нераскрытым парашютом. «Я бы жизнь свою как киноплёнку отмотал на десять лет назад…», как говорится, но ничего проясняющего в моей памяти не всплывало. Я снова буквально впилась в его лицо взглядом, пытаясь понять, кто передо мной и с кем я тут среди ночи жарко обнимаюсь, если этот Дима не тот Дима!

— В офисе?? – практически не осознавая, произнесла вслух, мучивший меня вопрос с интонацией, передающей полную прострацию.

— Ну, да… вы же тогда подписывали мировое соглашение с нашей компанией… ты что забыла? – несколько обиженно заметил мой новоявленный любовник. Упоминание о мировом соглашении, подкрепленное выбросом адреналина в мою кровь мгновенно вытащило из памяти событие июля прошлого года. Июля!!! Тогда в ходе переговоров я ведь обратила внимание на одного молодого человека, сидящего наискосок за офисным столом, а в какой-то момент любезно согласившегося принести нам кофе.

До меня дошла вся комичность настоящего момента. Я захохотала во весь голос, как раньше в детстве, благодаря чему мама точно могла определить, что я всё ещё гуляю во дворе.

Меня отпустило, я расслабилась и понеслась во все тяжкие…. Он не до конца понял, что вызвало моё веселье, но умело воспользовался моментом: сгрёб меня в охапку, увлёк на просторные задние сиденья старого мерседеса, которые оказались довольно подходящими для спонтанного секса. Окончательно преодолев свою былую нерешительность, он страстно прильнул к обнажившейся груди. Покрыл россыпью бархатистых поцелуев шею, плечи, одновременно проникая в лоно обитания точки G. Нашёл… возбудил… довёл до слёз восторга, окончательно растопив во мне снежную королеву. Долгое взаимное ласкание губ умиротворило тела. В такие моменты понимаешь, что Кама Сутра тут не причём, а причём лавина страсти, размывающая реальность.

На обратном пути я всё-таки рассказала о причине своего внезапного приступа веселья, ведь я сама никак не могла успокоиться от этого странного

наложения событий. В его настроении чувствовалось облегчение и, даже, какое-то торжество, как у Кая, преодолевшего чары Снежной Королевы, ну или какое бывает при закрытии гештальта после долгих безуспешных попыток.

Он галантно помог мне вынырнуть из уютного автомобиля, крепко обнял, ласково прильнул к щеке, затем ладонями притянул лицо и осыпал лёгкими прикосновениями губ… молча, вручил букет и проводил до входной двери.

Букет в розово-сиреневых тонах ещё долго напоминал мне о том июльском мировом соглашении и мартовском приключении, вызывая внезапные приступы смеха.

Март 2014 г.