LOVE CYCLE.

В рамках Международной Театральной олимпиады 17 и 18 октября на сцене Молодежного театра танцевальная компания L-E-V (Израиль) представляет балет Love Cycle. Love Cycle: OCD Love — первая часть, за которой следуют спектакль Love Cycle: Love Chapter 2 (18 октября).

Спектакль основан на книге поэта Нила Хилборна, страдающего обсессивно-компульсивным расстройством (по-английски сокращенно OCD).

«В этой работе я все вижу очень темным. И в тенях ты танцуешь со своей тенью. Во многом я черпала вдохновение в тексте «OCD» Нила Хилборна. Для меня это очень сильный текст, потому что он во многом отражает меня саму. Я перечитывала его много раз. Сам текст уже был хореографией или формой, в которую я могла поместить свое вдохновение, поместить себя. Впервые основа спектакля сразу сформировалась у меня в голове, и так четко. Это произошло еще до того, как я начала работу. Я знаю, как он ощущается и как пахнет. Как конец света, в котором нет милосердия. Как проваливаться в пропасть без возможности вернуться. Много шума и отчаянное желание тишины. Я создавала спектакль не потому, что хотела создать что-то грустное, но потому что мне необходимо было этим поделиться, вынуть темный камень из своей груди», — Шарон Эяль.

Название «OCD Love» отсылает нас к обсессивно-компульсивному расстройству, при котором человек охвачен навязчивыми и раздражающими мыслями. Он вынужден выполнять повторяющие действия, чтобы избавиться от иррациональных мыслей. Эти навязчивые и болезненные мысли, лежащие в области фантастичного, стали основной темой спектакля.

Спектакль начинается с сольного танца. Выполняя медленные, протяжные движения, танцовщица будто ищет потерянные элементы, которые смогут помочь вновь собрать воедино ее раздробленный внутренний мир. Кажется, будто ее конечности отделяются от тела, уступая место внутреннему напряжению, которое позволяет ей достичь самых дальних уголков фантазии. Во всей работе язык движений пропитан Гагой Охада Нахарина, но также окрашен миром образов Эяль и Бехара. Спектакль отражает горячую личность Эяль, которая обращается к ритуалам в поиске спокойствия. Тело здесь меняется под воздействием внутренних трансформаций, превращаясь в плотный сгусток внутренней силы, более могущественной, чем цунами. «Haaret’Z».

«Я — живое, любящее, функционирующее существо, разбитое на части от любви. Я отдаюсь порыву. Несчастье, конец и надежда ощущаются телом танцора как болезнь. Теперь, когда границы стерты, мы становимся опасны для самих себя. Потоки информации, боль от потери и умственное истощение превращаются в большое сердце, скрытое тьмой и охраняемыми секретами. Эта работа о состоянии после болезни. Когда все потеряно, оно держится за прикосновение, чтобы сохранить нам жизнь, мечтая в слепом теле. Эта работа вызывает эмоции, от которых хочется плакать», — Шарон Эяль.

«Постановка «Love Chapter 2» — это мрачный и ядовитый танцевальный спектакль, ставший продолжением работы Love Cycle: OCD Love (17 октября). Едва подвижные тела переплетаются, рисуя загадочные, зловещие картины. Они разыгрывают вторую часть цикла, созданного по мотивам стихотворения американского поэта Нила Хилборна.

Танцовщики со скульптурными телами грациозно танцуют под электронную музыку Ори Личтика. Словно гигантские крылатые создания, они парят к авансцене, лицом к зрителю, заточенные в своем герметичном мире, несмотря на глубокие плие в манере Баланчина и

разверстые рты, отсылающие к эстетике японского танца буто. Пьянящее, будоражащее зрелище. Этакая пляска смерти под электронные ритмы Daft Punk.

Шарон Эяль заливает сцену зельем, магическим напитком, который овладевает вами и вызывает привыкание. Ее танцовщики, безупречно исполняющие придуманный хореографом танец, становятся призраками, пугающими нас по ночам, и видениями, к которым нас влечет ужас, порождаемый ими в душе», — «Magmaa».